Неудачная охота на кабана

У каждого охотника наверняка бывали неудачные эпизоды во время проведения охоты: будь-то верный дуплет по налетевшей стае уток, после которой нетронутая дробью птица в полном составе благополучно продолжило свой полет, или кабан, вышедший на хорошую дистанцию для стрельбы, после рикошета пули о ствол арчи, успевал скрыться в лесной чаще. Да, мало ли бывало всяких неудач, после которых в душе оставался горький осадок. Мне бы хотелось рассказать об одном случае, который произошел со мной на водоеме Айдаркуль много лет тому назад. Но прежде чем приступить к рассказу, я должен кратко обрисовать читателю этот водоем.

Среди водно-болотных угодий нашей республики одна из лучших – Арнасайская озерная система. Образовались эти водоемы в результате паводка в бассейне р. Сырдарьи в 1969 году. Воды были сброшены через гидроузел в Арнасайскую впадину, дно которой раньше занимали солончаки. Озеро Айдар было самое крупное в системе. Водоемы обступают пустыня Кызылкум, Голодная и Джизакская степи. С поступлением свежей воды в водоемах появились сом, щука, судак, змееголов, жерех, сазан, карась, усач, лещ, плотва и другие виды рыб.Огромное количество островов, заливов, плесов, лагун, проток, рукавов, ускоренное зарастание водоемов водной, прибрежно-тугайной растительностью привлекли сюда кабана, барсука, степного и камышового котов, шакала, ондатру, нутрию, массу водоплавающих птиц и сопутствующих им пернатых хищников. Из пустыни в тугай проникли заяц-толай и лисица-караганка.

Угодья были закреплены за обществами охотников и рыболовов. Основанием для закрепления служили решения органов местной власти и договора с Главохотой Министерства лесного хозяйства республики. В разное время угодья были приписаны Ташкентскому городскому, Джизакскому, Самарканскому, Навойскому областным обществам охотников. Вдоль берега водоемов в наиболее ценных и доступных участках стали возводиться огороженные или открытые кордоны, охраняемые штатом егерей и сторожей.

Рыбными богатствами распоряжался Госрыбхоз, имевший солидную материально- техническую базу и рыболовецкий флот. Спортивную охоту и рыбную ловлю разрешали проводить в определенных местах водной и береговой зоны. Нормы добычи дичи и вылова рыбы были установлены охотничьей, рыбной инспекциями и утверждены законодательными актами. Обязательным условием для закрепления угодий за обществами охотников было проведение там охотоустроительных работ и написание проекта организации и ведения охотничье-рыболовного хозяйства. В 1985 году Навоийское областное общество охотников обратилось в Узлеспроект, где находились специалисты охотоведы, лесоводы, топографы, для проведения изыскательских работ на Айдаркульском охотхозяйстве. В том же году полевые работы были начаты, а проект завершен в 1986 году.

Само хозяйство организовано в 1983 году. Оно занимает северную и юго-восточную частьАйдаркуляи имеет вид неправильной подковы, захватывающей акваторию до 500 метров и сушу вдоль водоема до 4 км ширины. Общая площадь его составляет 100,0 тыс.га.

Обследование охотугодий показало, что береговая часть находится под сильным хозяйственным прессом местных совхозов, а также отдельных частных лиц. Выпас овец, коров, лошадей производится без согласования с охотпользователями и без учета интересов охотничьего хозяйства. Летом и осенью совхозный домашних животных загоняют в тугайные участки на берег водоема, а частный пасут круглый год. Нормы выпаса везде превышены. Растительность в таких местах угнетена, изрежена и восстанавливается кране медленно. В нормальном состоянии растительность только на островах. Животноводы, чтобы иметь доступ к богатой растительности, возводят сматерика к ближним островам песчаные дамбы. Особенно страдают угодья в осеннее время, когда сюда привозят рабочих совхоза и пригоняют технику для выкашивания тростниковых зарослей. Заготовка грубых кормов увеличивается в объемах с каждым годом.

Также в угодьях хозяйства заготавливают дрова, вырубая саксаул и кандым. Незаконная рубка в течение ряда лет привела к полному уничтожению естественных лесов на южной стороне Айдара. Подобная картина наблюдается и на северной, наиболее удаленной стороне хозяйства. В прибрежных угодьях вырубают кусты гребенщика для постройки и ремонта кошар, где содержатся овцы.

Неосторожное обращение с огнем, а порой и специальные поджоги со стороны чабанов, уничтожают угодья и лишаю диких животных укрытий. Бесконтрольное использование растительных ресурсов влечет за собой истощение и уничтожение охотничьих угодий, изменение мест обитания ценных видов животных, сокращение их численности. Популяция кабана и фазана находится в угнетенном состоянии. Слабая охрана территории хозяйства способствует развитию браконьерства. Объектами незаконной охоты являются кабаны, барсуки, зайцы, ондатра, фазаны, рябки, и водоплавающие птицы. Немало браконьеров и среди работников рыболовецких бригад.
Отмечено также, что в зоне выпаса скота проводятся истребительные меры по борьбе с вредными хищниками с применением сильнодействующих ядов. Чабаны, получившие яд от ветврачей, начиняют им тушки и куски мяса павших овец и выкладывают возле водоема.Звери, испробовавшие приманку, погибают. Дружная компания по истреблению наземных хищников привела к почти полному уничтожению шакалов. Погибают также от ядовитых приманок сторожевые и охотничьи собаки. Останков кабанов не было обнаружено. Вероятно, эти звери редко выходили на отравленные приманки и обходились луковицами и частями околоводных растений, запасов которых было предостаточно.

Об этих незаконных акциях, с которыми сталкивались работники нашей партии, было сообщено в органы прокуратуры и охотинспекции. Конечно, по нашим сигналам меры были приняты. Но положение с Айдаром и угодьями в береговой зоне, как показывает время, в малой степени изменилось в лучшую сторону. Нарушения в области охраны природы продолжаются.

Но я, кажется, отвлекся от сути моего рассказа. Пусть читатель не ругает меня за эти отступления. Обидно, когда теряем уникальные природные уголки с животными и растениями.

Так вот, в один из дней приехал в хозяйство сам председатель охота общества. Приехал не один, а со своими друзьями поохотиться на кабана. Пригласил и меня поучаствовать в этой охоте. Я не заставил упрашивать себя и согласился, но сообщил, что кабанов на территории хозяйства немного из-за пресса животноводов и их сторожевых собак, постоянно преследующих молодняк этих зверей. По нашим расчетам в северной части обитало около 40 зверей, в том числе 15-20 поросят текущего года рождения. Один крупный секач даже устроил себе лежку на острове, как раз напротив егерского кордона. Удивительный факт такого бесстрашия зверя перед человеком, о котором знали только двое – я и егерь. И объяснялся он просто: здесь было сравнительно тихо. Ближние юрты чабанов и вагончики рыбаков находились в четырех-пяти километрах дальше. Охотники тоже не жаловали кордон егеря: в осеннее время массового пролета водоплавающих птиц, они без остановки проезжали в конец хозяйства, где были результативные охоты на уток и гусей. У егеря сейчас тоже не было собаки, она погибла в августе, прихватив на тропе отравленное мясо. Таким образом, отсутствие фактора беспокойства, позволило кабану устроить на островележку для нормального отдыха в дневное время. Его здесь практически никто не беспокоил.

Сам остров, был в длину примерно сто пятьдесят метров и в ширину — семьдесят. Он не имел песчаных бугров, и был покрыт травянистой растительностью. Высокий тростник, опоясывающий весь остров, особенно густо пророс у воды, создавая хорошие укрытия для диких зверей и птиц. Охотники, чтобы не терять времени, решили начать охоту на этом острове. Быстро пообедав, и, взяв ружья и двух лаек, вчетвером на двух лодках поплыли к острову. Через 15 минут лодки достигли его берега, и охотники без излишнего шума высадились. Сняли поводки с собак, и они сразу же бросились в чащу. Туда же последовали и охотники, на ходу снимая с плеч ружья и выстраивая безопасную для стрельбы линию. Минут через десять залаяли собаки на северной стороне острова. Охотники остановились, ожидая выхода зверя. Неожиданно собаки замолчали, и судя по шуму тростника, они шли по свежему следу зверя. Напряжение возрастало. Казалось, что потревоженный собаками кабан, сейчас выскочит на стрелков и будет убит.

Но произошло непредвиденное: кабан, спасая свою жизнь, обманул всех – и собак и охотников. Когда лодки только ткнулись в берег, опытный секач покинул свою лежку и спустившись к воде поплыл на материк. Когда, мы, движимые собаками, вернулись к лодкам, то увидели в ста метрах от нас голову плывущего зверя. Вот он достиг мелкого места и буквально вылетел на берег, поднимая вверх водяные брызги. Заросли тут же укрыли его.

Никто из охотников не сделал шального выстрела, определив на глаз расстояние до живой мишени. Ясно было, что попасть в зверя практически невозможно. Даже если пальнуть по нему из восьми стволов, ни один из них не достиг бы цели.

Безрезультатным оказался и дальнейший поиск кабана, который без устали переплывал лагуны, протоки, пересекал полуострова и, пройдя более 15 километров, залег на где-то на острове.

Ночная охота тоже не была удачной, если не считать взрослого барсука, добытого собаками. Утром охотники уехали домой без главного трофея.

В следующий раз председатель приехал на проверку нашей работы, уже накануне завершения полевых работ. Результаты его порадовали, и в порывах чувств он выдал мне лицензию на отстрел кабана, оформленную на мою фамилию. Она была выписана на 15 дней. Срок реальный для того чтобы добыть зверя, тем более, что я уже видел кабанью тропу со следами крупного секача неподалеку от кордона. В перерывах между работой, я пришел сюда, чтобы определить место для подкормочной площадки и сидки, откуда планировал стрелять его. Место, по-моему, я выбрал подходящее: с песчаного бархана, покрытому молодыми деревцами саксаула, полого спускавшемся к водоему, хорошо была видна кабанья тропа, по которой он проходил ночью не один раз. Рядом с тропой я выбрал площадку без растительности, где должен находиться корм для кабана. Чтобы привадить зверя, я дважды приносил рыбу, которой меня снабжал егерь. Вечерами на выбранной площадке я разбрасывал рыбу и присыпал ее песком, чтобы она не была объектом внимания ворон и сорок. Проверки места привады показали, что кабан две ночи подряд приходил сюда и поедал рыбу. Следов хищников не было. Я был доволен, что создал подходящие условия для успешной охоты на кабана. И через день, после работы, решил провести охоту.

В намеченный день охоты неожиданно к нам на кордон приехала экспедиционная машина, чтобы забрать в Ташкент нас и все наше полевое имущество. Кроме водителя в машине находился начальник нашего предприятия. Выяснилось, что из-за поломки машины в другой партии, было принято решение вывезти нас первыми. Выезд с точки наметили на 10 часов утра следующего дня.

Узнав, что я подготовил сидку на кабана, начальник пожелал сам убить его, так как привез с собой охотничье ружье и лампу фару для ночной охоты. Отказать ему в этом я не смог и вечером отвез его к месту охоты. Поскольку егерь в тот день не ставил сети по причине ветреной погоды, то рыбы не было, но на этот случай у меня в качестве привады имелась тушка дикой кошки, пойманной накануне в капкан. Эту тушку мы привязал веревкой к срубленному стволу гребенщика, как раз возле кормовой площадки. После этого, усадив охотника в подготовленное место, мы вернулись на кордон, когда уже стемнело.

Примерно через 3 часа, когда мы уже спали, в дверь вагончика постучали. Егерь открыл ее, и в вагон вошел начальник. Хлебнув теплого чая, он сказал, что кабан не придет и сидеть в холоде бесполезно. Поняв, что он просто испугался, я быстро оделся, взял ружье и поспешил туда. Когда я уже приближался к сидке, то услышал треск тростника и шум удалявшегося зверя. Невольно вырвалось: «Не успел! Секач ушел» Не спускаясь с бархана, просидел полчаса, расчитывая на его возвращение. Но, он не пришел. Я спустился к площадке. Свет фонаря высветил обрывок веревки и следы крупного кабана. Тушка кошки исчезла. Стало очевидным, что продолжать сидеть здесь, только время терять. Кабан уже не вернется. Наверняка он слышал меня, когда я шел по тропе. Ждать меня он не собирался, поэтому оборвав веревку, убежал с тушкой. Возвращаясь на кордон, я ругал себя, что оставил начальника одного. Нужно было сидеть вместе. Может быть, тогда удалось бы добыть этого зверя..

На следующий день рано утром начальник уехал на дальний плес пострелять уток, а я пошел вдоль зарослей гребенщика, где укрывались зайцы, надеясь добыть хотя бы одного для дома. Времени до отъезда оставалось мало. Я быстро шел по тропе, высматривая зверьков в куртинах невысокого камыша, солянки и пырея.

Наконец, в ста метрах я увидел зайца, который выскочил на тропу и, увидев меня, скрылся в кустарнике. Осторожно приблизившись к этому месту, я стал высматривать зверька. Не обнаружив его здесь, я прошел немного вперед и свернул к гребенщику. Остановился и прислушался. Прямо передо мной послышался какой-то шорох. За кромкой кустарников в 10 метрах я увидел уши осла. «Откуда он здесь взялся?» подумалось мне. Разглядывая через ветки кустарников это животное, я буквально остолбенел. Вперед мордой ко мне, стоял огромный кабан, белесой окраски. И з его полуоткрытой пасти выступали приличных размеров клыки. Сразу в голове выстраиваются мысли: «Этот зверь пришел сюда из других краев в поисках корма. Скорее всего, он спустился с Нуратинского хребта, проделав путь боле, чем 30 километров. Местная популяция взрослых копытных отличается от него темно-коричневой окраской тела. Но же делать? В стволах ружья патроны только мелкая дробь, рассчитанная на зайца. Стреляя ими даже с близкого расстояния, когда снаряд летит пулей, зверя такого размера невозможно убить. А последствия опрометчивого шага, могут быть трагичными. Таких примеров в охотничьей практике более чем достаточно»

Пока обдумываю, как повести себя дальше, стою и не двигаюсь. Кабан тоже замер, прислушиваясь. Ветер дует с водоема в нашу сторону, поэтому он меня не чует . Прошло несколько секунд, прежде чем я вспомнил, что в кармане моей куртки лежат два патрона с картечью, взятых на всякий случай. Медленно, бесшумно достаю их и открываю ружье для перезарядки. В тот момент, когда оно уже почти открылось, раздался металлический щелчок. Кабан мгновенно развернулся и помчался по кустарнику, с треском ломая сухие ветки. Вставив патроны в стволы, я выскочил на тропу и побежал в ту сторону, куда устремился кабан. Он выбежал на тропу вне досягаемости выстрела, и скачками помчался дальше. Удивительно было видеть, как это, громоздкое животное, весящее не менее 150 килограммов, скачет легко и быстро.

Вот так, неудачно закончилась моя охота на кабана. У меня было два шанса, чтобы добыть этого серьезного зверя, но я не использовал их.

Author: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *